32 глава

(Продолжение) 

Дела и подвиги сыщика А.М. Блинова

После второго ареста Блинова прошло недели две.

Ликвидация предприятия Пашенных и Ко была в полном разгаре.

В Англию была немедленно отправлена условная телеграмма, извещавшая фабрикантов «товара» о провале предприятия.

По всем зимовьям и приискам зашныряли агенты Пашенных с его приказом сбывать начисто запасы «товара» по всякой цене. Оттуда, где нельзя было рассчитывать на скорый сбыт фальшивых денег, агенты увозили «товары» в укромные места, где находились центральные склады «товара».

В один из августовских вечеров Пашенных, безвыездно живший в это время на резиденции исправника, засиделся у него.

Между приятелями обсуждались планы новых предприятий, которые должны были сменить сбыт фальшивых денег.

- Хочу податься на тракт и заняться там торговлей, - говорил Пашенных Конькову. - Хочу окончательно человеком стать!

- Дело хорошее, - хрипел исправник, окружая себя клубами дыма из трубки. - А меня возьмешь к себе в доверенные?

- Даже в товарищи возьму! - смеясь проговорил Пашенных.

- Можно и в товарищи, - согласился исправник, - бакалейную торговлю я куда лучше тебя знаю. В красном товаре я ничего не понимаю, но по части водок, вин и всего прочего, что порядочными людьми потребляется, я толк приобрел.

- Верно, вы все бакалейной выпиской будете заведовать, - в тон исправнику говорил Пашенных.

Сбытчик фальшивой монеты давно подумывал об открытии ряда магазинов по всем многолюдным центрам Московского тракта, денег только у него для этого дела не было. Теперь они были у него. Торговлю Пашенных считал серьезным делом, сбыт же фальшивых денег - только фартом, случайным заработком, на котором нельзя было основывать всю свою жизнь, стать человеком.

- Хорошо бы также завести по Енисею свои пароходы, - мечтал Пашенных, - большие дела можно делать с ними!

- И это хорошо, - одобрительно пыхнул трубкой исправник. - Ты уже там какое-нибудь местишко капитана не забудь оставить мне!

Так мирно разговаривали между собой приятели.

Внезапное появление в квартире исправника урядника Вахрамеева нарушило эту идиллию.

- Ты чего это ночью как снег на голову свалился? - прохрипел исправник, появляясь в канцелярии, куда его вызвал через писаря-приказного урядник.

Вахрамеев был почти без сил после продолжительной скачки и едва встал со стула при входе начальника.

- Имею честь доложить вашему высокоблагородию, что арестант Иван Махни-Драло скрылся из арестного помещения на прииске Веселом, - глухо проговорил Вахрамеев в ответ на вопрос Конькова.

- Как скрылся?

- Недоглядели. Выпилил решетку в окне и ночью убежал.

Сообщение о побеге Блинова было так неожиданно и важно, что исправник даже не выругался.

- Иди сюда! - кинул он Вахрамееву, направляясь из канцелярии к себе кабинет.

Вахрамеев, громко стуча каблуками сапог, направился за своим начальником.

- Блинов убежал! - не скрывая своей тревоги, быстро проговорил исправник, входя в кабинет.

Пашенных словно какая-то невидимая сила подбросила кверху из кресла, в котором он сидел, рассматривая карточки голых женщин, десятками лежавшие на письменном столе исправника.

- Да не может быть! - вырвалось у него восклицание.

- От чего же, все может быть! Когда убежал?

- Прошлой ночью, - ответил Вахрамеев.

Исправник облегченно вздохнул.

- Ну это еще ничего. Все равно пришлось бы выпускать его. Только теперь за несколько дней надо сделать то, что мы собирались закончить только до зимней дороги. Пока он доберется до жилого и безопасного для себя места, пройдет порядочно времени, а до той поры мы сможем многое сделать.

- Торопиться надо, господин исправник, - заговорил Вахрамеев. - Ванька Махни-Драло украл после побега лошадь у казаков, стороживших его, и полную казачью амуницию вместе с оружием.

Это сообщение было совсем уже скверное.

Исправник продолжительно посвистал, а потом ругнул Вахрамеева.

- Да ты, старый дурень, с этого бы и начал мне свой доклад! Ну, Пашенных, нам с тобой надо сейчас же одеваться и причесываться - гости могут явиться к нам очень быстро!

Вахрамеев, винивший всецело себя в побеге Блинова, сидел на стуле сгорбленный и понурый. Он имел за целые сутки полную возможность понять, чем грозил всем побег Блинова.

- А ты, Вахрамеев, не тужи. То ли еще мы с тобой переживали! Не вешай головы, ты нам сильно еще понадобишься. Выйди-ка в канцелярию - мне надо Пашенных одно слово сказать.

Вахрамеев ушел.

- Вот что, дружище, - садясь на диван около Пашенных заговорил Коньков, - дело пошло шибко всурьез. Достаточно Блинову явиться сюда, объявить мне свой чин и звание, да особенно если он повидается до этого с «духом», который ждет его здесь уже с месяц, - и все может пойти к черту! Я официально о Блинове оповещен, и я, быть может, должен буду по первому его требованию арестовать тебя и всех, на кого он укажет. Понимаешь все это?

Пашенных утвердительно кивнул головой.

- И ты теперь знаешь, что тебе надо сделать с самим собой…

Пашенных вопросительно посмотрел на исправника.

- Ты должен провалиться сквозь землю, и немедленно! Вот тебе документик - и, извини меня, уходи от меня сейчас же!

Исправник подал Пашенных паспорт на имя какого-то мещанина, торопливо вынутый им из ящика письменного стола.

Тон речи исправника стал сухой и холодный. Он видел, что ему приходится уже спасать самого себя от смертельной опасности и что при этом, спасая себя, он не постесняется утопить Пашенных.

Пашенных все это сразу понял. Через минуту его не было в квартире исправника.

Через полчаса над приисковым поселком, где жил исправник, занялось зарево - то вспыхнули амбары одного из магазинов поселка. Там был главный склад «товара» Пашенных для всей местной округи.

Сам Пашенных верхом на своем аргамаке несся в это время по таежной дороге в нескольких верстах прочь от поселка. Его сопровождал только приказчик, на место которого был взят Блинов и который был приставлен к складу. Он же и поджег амбары.

Исправник смотрел на пожар из окна своего кабинета и думал:

«Молодец Пашенных - не стал дремать! Не оставит он никому ни черта, все сожжет!»

В кабинет вошел писарь-приказчик.

- К вашему благородию явились двое полицейских, желают вас видеть по экстренному делу!

- Хорошо, скажи, что я сейчас выйду к ним в канцелярию.

Приказный вышел…

«Легок на помине», - буркнул про себя исправник.

Он угадал: к нему явился с официальным, хотя и ночным визитом Блинов в сопровождении своего бывшего товарища по таежным скитаниям - квартального.

Продолжение следует.