20 глава

Английские блины

Продолжение

«Случилось то, чего я так боялся» – мелькнуло в голове Блинова, и он крепко выругался.

Спиртоносы столпились в кучу перед опушкой осинника и молча озирались кругом. Видимо, все они растерялись до крайности.

Казаки, готовые стрелять при первом движении контрабандистов, стояли на месте, ожидая распоряжений своего начальника.

Положение спиртоносов было отчаянное. Выхода для них не было.

Из-за кустов показался высокий бородатый мужчина в форме казачьего урядника. Он шел неторопливо к кучке спиртоносов, держа в руках какую-то веточку, стебель которой дотоле жевал. Бросив ее на землю, он обыкновенным разговорным тоном произнес:

- Сдавайся, ребята!

– Что ж делать, попались!

- Руки вверх! Расстреляю, ежели что.

Последние слова он крикнул резким повышенным тоном, так как заметил, что Безпрозванных стал расстегивать револьверный кобур, чтобы достать оттуда смит или вессон.

«Умница», - решил Блинов, следя за обдуманными действиями старика-урядника. Но все же урядник Верещагин был в тот момент ненавистен ему до омерзения. Вдруг Блинов что-то сообразил. «Нет, не дамся, - решил он. - В разрез надо идти, стрелять по своим не будут! Дурак все же урядник, не так засаду расположил, под перекрестный огонь всех поставил…» Он крикнул спиртоносам бежать за ним, и те, ни о чем не думая, кинулись за своим новым начальником как стадо овец. Они стрелой промчались мимо опешившего урядника, какой-то попавшийся им навстречу казак был сбит Блиновым с ног.

Казаки, ожидавшие, что спиртоносы, если и побегут, то побегут от них, а не к ним, пришли в смущение. Чей-то шальной выстрел из винтовки еще больше усилил их смятение.

- Не стреляй, своих перебьете, - раздались со всех сторон испуганные крики казаков.

Спиртоносы бежали что есть силы и, памятуя наказ Безпрозванных, старались держаться кучей. Безпрованных, снова занявший свое место впереди партии, указывал своим товарищам путь. Сзади раздался чей-то крик, потом выстрел из винтовки. Спиртоносы на ходу вынимали револьверы.

- Теперь не стреляй, ребята! – крикнул Безпрозванных. – Так мы покажем только казакам путь, куда им надо бежать следом за нами!

- Вали, ребята, шибче! – командовал Безпрозванных.

На радостях, что партии удалось так ловко уйти прямо из рук казаков, он выругался самой замысловатой бранью:

- Ишь, думали, что так мы и дались им в руки. Руки вверх… Ах ты, старый хрыч! А не хочешь ли сам ноги вверх!

Партия уже приближалась к избе Кольки Молодых. Пошли шагом. На опушке, возле которой стояла усадьба Молодых, заканчивавшая собою приисковый поселок, спиртоносы остановились.

- Перебегай к избе по одиночке, - вполголоса скомандовал Безпрозванных. - Первым пойду я. Ежели для нас будет что неладное - я свисну. Ежели сигнала не будет - иди смело. Ежели будет - валяйте в лес и выкручивайтесь уже без меня как знаете!

Безпрозванных ужом скользнул среди кустов опушки и, пригнувшись к самой земле, по какой-то канавке быстро побежал к избе. Юркнул за ее угол и скрылся под каким-то навесом, стоявшим во дворе.

Прошла томительная минута. Все было тихо. Спиртоносы точно с такими же предосторожностями поодиночке последовали за Безпрозванных.

Под навесом был ход в подвал. В нем кроме Безпрозванных был еще Колька Молодых - мужик лет 35, занимавший на прииске какую-то маленькую должность при материальном складе.

- Клади, ребята, фляги и сейчас же по одному марш отсюда! – заявил Молодых спиртоносам. – Идите к казармам. Сейчас там народ начнет выходить на работу, вас в толпе неприметно будет! Ожидайте меня с Петром Петровичем в проулке между номерами 4 и 5 (номера квартир для семейных рабочих). Минут через десять мы с Петром Петровичем подойдем и определим вас до вечера в подходящее место.

Спиртоносы поодиночке вышли из подвала и с видом гуляющих людей разошлись по приисковому поселку, направляясь к тому месту, где виднелись длинные бараки, служившие казармами для рабочих.

- Где Блинов? – шепотом спросил красноярский помощник пристава одного из квартальных, шедших с ним.

Переодетые полицейские вышли из двора Молодых втроем.

- Не могу знать, ваше благородие, должно быть, они ушедши вперед.

Полицейские вышли из подвала Молодых последними.

Там остались только Безпрозванных и хозяин.

- Вот попали в переплет, – сердито буркнул помощник пристава.

- Не приведи Господь, - вздохнув, жалостным тоном заговорил квартальный, - ведь такие все приключения с нами происходят, словно в сказке какой! Да разве я думал когда, что буду носить по ночам контрабандный спирт на прииск с какими-то душегубами. Нето они тебя пришьют, нето казаки подстрелят! Так и жизни недолго здесь лишиться! А у меня ведь молодая жена и маленькие детушки. Ваше благородие, заставьте за вас Бога до гробовой доски молить! Скажите их благородию господину Блинову, чтобы отпустили меня назад в Красноярск.

- И меня тоже, - заявил второй квартальный. – Я себе враг что ли, чтобы мешаться в такую дрянь, в какую сейчас мы пошли. Всю жизнь преступников разных ловил, а тут тебя ловят вместе с какой-то рванью непросветной. Хоть службу кидай - спиртоносами стали. Ежели кому рассказать про все наши истории, то не поверят.

- Хорошо, хорошо, ребята, обязательно с Блиновым переговорю. Действительно, он уж чересчур далеко зашел.

Лжеспиртоносы разыскали своих товарищей по ночной экспедиции в переулке между домами № 4 и 5. Те

сидели на бревнах и балагурили между собой, хохотали, отпуская откровенные остроты в адрес женщин, выглядывавших из окон «номеров».

- Всего тут 5 человек, - сосчитал спиртоносов красноярский помощник пристава. - Нас трое, девятый – Безпрозванных. А где же Блинов?

Подошедшие горе-спиртоносы уселись на бревна рядом с дожидавшейся их компанией.

- А где Ванька? – спросил соседа красноярский помощник пристава.

- Махни-Драло?

- Ну да!

- А разве он не с вами остался у Молодых?

- Да нет.

- Тогда не знаю. Да куда ему деться, должно быть замешкался у Молодых.

Через полчаса в переулке показался Безпрованных. Вид у него был встревоженный.

- Ребята, фляг то в подвале оставлено только девять. Кого у нас не хватает? – вполголоса озабоченным тоном заговорил он, как только подошел к бревнам.

Красноярский помощник пристава заволновался.

- Да вот мы не досчитываемся Махни-Драло, - ответил он.

 

- Значит, Ванька попался казакам, - с огорчением в голосе воскликнул Безпрозванных.

- Как, да когда же он попался? – заволновались спиртоносы.

- Ничего я пока не знаю. Мне сейчас по дороге сказал свой человек, что казаки кого-то задержали и сейчас доставят арестованного в казачью. А тут одной фляги не хватает… Теперь все ясно!

- Да, видно, это он сзади нас в лесу вскричал, - проговорил один из спритоносов.

- А потом еще из винтовки казак стрельнул, - вспомнил второй.

- Неужто пропал товарищ? – грустно задал вопрос третий спиртонос, беглый каторжник.

- Плохо дело! – решил Безпрозванных.

- Надо выручать товарища, - заявил все тот же беглый каторжник.

- Да, надо что-то придумать, - задумчиво произнес Безпрозванных.

- Пойдем кто-нибудь к казачьей, постережем и посмотрим, как его будут сажать. Может быть, удастся ему сказать пару слова о выручке, - заявил четвертый.

- Валяй, ребята! – распорядился Безпрозванных. – Когда что узнаете и увидите, то приходите в третий номер. Мы все там будем чаевать!

- Ладно!

Двое спиртоносов отделились от компании и скрылись в переулке.

- Ну, ребята, айда за мной! – скомандовал Безпрозванных. – Нас Коля уже ожидает.

Вся партия направилась к двухэтажному дому № 3, где ночная экспедиция должна была закончиться грандиозной попойкой и картежной игрой.

С Блиновым же случилось вот что.

 

Продолжение следует